Праздники Праздник фонарей

Новогодние торжества продолжаются с первого дня первой Луны года до полнолуния, на которое приходится «Праздник Фонарей». В ночь праздника множество масляных светильников всевозможных форм и расцветок развешиваются у каждого дома, каждой лавки, каждого храма. С играющими птицами и рыбами, цветами и кувыркающимися драконами, с качающимися мостами и скачущими лошадьми, в виде расписных лодок и танцующих львов – они наполняют мерцающим светом дома и улицы, создают поистине феерическую атмосферу. В Пекине особенно популярен Бао Лань, фонарь Драгоценного Лотоса, в Шанхае - Танец Золотого Дракона, Жемчужный фонарь, фонарь с играющими утками-мандаринками, на северо-востоке - ледяные фонари. Всю ночь напролет звучит музыка и смех, нарядно одетые дети бегают с зажженными фонариками. Взрослые не уступают им в веселье - поют, танцуют, поднимаются на башни со светильниками в руках.

В даосской традиции это праздник «Шан Юань Цзе» или «Праздник верхнего периода», в этот день рождается Небесный чиновник, дарующий блага. Пятнадцатый день седьмой луны, в соответствии с этой традицией посвящается Земному чиновнику, прощающему прегрешения, а пятнадцатый день десятой луны – день рождения чиновника-управителя воды, он спасал от напастей. Три периода, сань юань – верхний, средний и нижний – определялись по управителям небесного, земного и водного начала. В тексте «Записи о сновидениях на мосту» говорится: «В пятнадцатый день первой луны - праздник вечера главного периода. Небесный чиновник верхнего юаня дарует богатство».

Во время династии Западная Хань при дворе императора У Ди в первое полнолуние года с фонарями почитали духа Тай Шэня (в дальнейшем его стали называть Небесный Владыка или Небесный Старец). В династию Тан в это время от сумерек до рассвета почитали духа Небесной Единицы, Тай И.

С проникновением буддизма на территорию Китая пятнадцатый день первой луны стал праздником зажигания света учения Будды. Ханьский император Мин Ди повелел повсеместно отмечать этот день, собственноручно зажигал фонарь в буддийском монастыре.

Другое название праздника, «Главная Ночь», «Юань Сяо», появилось более двух тысяч лет тому назад, во времена эпохи Хань. Император Вэнь Ди сверг правление императрицы Люй как раз в пятнадцатый день первой луны. Ночь в те времена обозначалась иероглифом сяо, а направляющий (первый в году) месяц назывался юань юэ, главным месяцем, поэтому Вэнь Ди в память о своем приходе к власти пятнадцатый день первой луны повелел отмечать как праздник Юань Сяо, Главной Ночи.

История Юань Сяо

При дворе императора У Ди служил советник Дун Фан Шо, известный своим красноречием, оригинальными идеями и стратегическим мышлением. Однажды во время новогодних торжеств, гуляя в императорском саду, он услышал чей-то тихий плач. Оказалось, что фрейлина по имени Юань Сяо вот уже год как не видела родных, отчего и печалится. Дун Фан Шо проникся сочувствием к хорошенькой фрейлине и обещал помочь. Вскоре у него уже был готов довольно смелый план. Он отправился к родным девушки и попросил их в пятнадцатый день прибыть в столицу. Затем он вернулся в Чан Ань, где на улице Чан Ань Цзе, нарядившись гадателем, рассказывал проходящим мимо старинное предание о том, что в тринадцатый день первой луны бог огня обращается в девушку, одетую в красный халат, которая на рыжем осле приедет в город через северные ворота. Люди поверили и забеспокоились. И вот, в назначенный день, у въезда в город действительно появилась девушка в красном на рыжем осле. Она сказала: «Я привезла приказ от небесного владыки сжечь город Чан Ань. Но я вижу, что все старики вышли просить о милости, из уважения к ним я передам вашу просьбу на небо. Взамен оставляю вам письмо для императора У Ди от Небесного Владыки». Оставив свиток красной бумаги, она уехала. В послании говорилось, что в пятнадцатый день огонь сожжет покои императора. Явление это было не чем иным, как мастерской актерской игрой, подстроенной Дун Фан Шо. Поэтому когда обеспокоенный император призвал советника, тот сказал: “Пусть вечером полнолуния на всех больших улицах и маленьких переулках, в каждом доме зажгут фонари. Все горожане и подданные из окрестных селений пусть приходят в город. Сын неба и сановники его, жены, наложницы, дворцовые дамы пусть тоже зажгут фонари и взрывают хлопушки, огонь и дым поднимутся в небо: бог огня примет это в качестве подношения, и народ избавится от катастрофы». В пятнадцатый день в Чан Ане повсюду зажглись фонари и наполнили своим светом небо. А Юань Сяо увидела наконец своих родных, которые тоже пришли в столицу, и веселилась вместе со всеми всю ночь.

У малых народностей Юго-западного Китая до настоящего времени сохранился праздник Факелов, посвященный почитанию бога огня: танцуют ритуальные танцы, изгоняют демонов и бесов, накуривают поля, изгоняя насекомых. Этому красивому зрелищу посвящены строки Чжоу Шу Жень династии южная Сунь в стихотворении «Ночь на праздник фонарей»: «Огненное дерево, серебряные цветы блещут красным в глазах, открывают небо, звуки барабанов и флейт наполняют весенний ветер». В некоторых районах Китая в эту ночь гадают о погоде на будущий год. На длинном бамбуковом шесте посреди поля вешают фонарь и смотрят на цвет огня. Фан Пэн писал, что красные огни на Юань Сяо предвещают засуху, белые - наводнение. Кое-где сохранилось поверье, что остатки воска от свечи в фонаре на Юань Сяо, собранные и помещенные в изголовье кровати, приносят хозяину хорошее рождение шелковичных червей.

Лянский Вэн Ди пишет в «Оде расставленных фонарей», о том как в 15-й день первой луны во дворце вывешивают фонари и устраивают большой пир, из множества государств собираются гости и послы: «На юге наполнены маслом лампы, на западе огонь трепещет и успокаивается, из потоков воска возникают драконы, лучи перекрещиваются, падают тени, вздымаясь». В книге династии Суй, в «Описании музыкальных нравов» о празднике говорится так: «повсюду вывешиваются цветные фонари, день и ночь танцуют и веселятся, выступают артисты».

В династию Тан император Хуан Ци повелел в течение трех ночей праздновать Шань Юань Цзе. Этот указ получил название фан е, «отпустить на ночь». В то время был запрет на ночную жизнь: барабанный бой или путешествие наказывалось штрафом. В ознаменование нового порядка построили огромное фонарное колесо, высотой в 20 чжан, наверху привязали цветной шелк, украсили его золотом и нефритом и вывесили 50 тысяч фонарей. К династии Сун, три ночи, когда зажигали фонари, продлились до пяти. В летописях по этому поводу говорится вот что: «На Юань Сяо раскрываются врата императорской улицы и десять тысяч цветных фонарей поднимаются, создавая огненную гору. Огни пламени, золота и бирюза бросают лучи друг на друга, молодые девушки танцуют и поют, все демонстрируют свои необычные искусства, слышатся звуки колоколов, бубнов и барабанов». Минский Чжу Юань Чжао повелел, чтобы в восьмой день первой луны фонари поднимали, а в 17-й опускали. В течение этих десяти ночей повсюду вывешивали цветные фонари, расписанные изображениями цветов, птиц и животных. На площадях и улицах люди веселились и танцевали с веерами в сопровождении музыки и барабанного боя.

В эпоху Цин при дворе Цянь Луна устанавливали большую гору фонарей. Син Чи Ди в стихотворении «Столик из синего нефрита» пишет об этом:
ночь восточного ветра
распустила цветы на тысячах деревьях
и ветер срывает эти цветы
звезды как дождь
драгоценные лошади с резными повозками
ароматом наполняют улицы
фениксовые флейты звучат, трогая душу
нефритовые чайники разбрасывают свет
всю ночь танцуют драконы и рыбы
и мотыльки, и снеговые ивы,
и золотые терема
смех и слова наполняют тьму
плывут ароматы
и повсюду горят цветные фонари

Праздник Фонарей – хороший повод для встречи возлюбленных. В эпоху Тан девушки из дворца очень ждали этого времени, чтобы выйти вовне, назначали свидания и тайные встречи. Ю Лан Сю в стихотворении Шен Та Цзы говорит об этом так: «В прошлом году на Шань Юань Цзе в расцвеченном городе фонарей светло при луне. Ивы качаются головами, люди договариваются о встрече, когда опустятся сумерки. В этом году на Шань Юань Цзе и луна и фонари те же, но не видно людей, что ушли, и слёзы роняю на весной расшитый рукав».

В записях «Чун Сю» есть повествование о том, как Конфуций любовался алтарными огнями, ше хо. Существует около семидесяти разновидностей алтарных огней. У каждого из них - в виде драконов, танцующих львов, лодок, бамбуковых лошадок, большеголовых кукол, старых горбуний и т.д.- свое назначение и история.

Танец драконов

История его происхождения уходит в глубокую древность: по преданию, еще во времена Желтого Императора в танцах синь чао появился персонаж с телом птицы и головой дракона. В эпоху Хань этот танец становится известным как танец шести драконов, проходящих друг под другом, и в текстах Чжан Хэна описан как один из самых красивых и интересных.

В тексте «Мэн Лян Му» династии Сюань записано:«В ночь на праздник фонарей с помощью веревок и соломы делают дракона, покрывают его синим шелком, на который крепят десятки тысяч плошек со свечами. Они трепещут от ветра, точно летящий дракон».

Движения в танце очень красивы, завораживают зрителей. Тело дракона состоит из нескольких сочленений, на каждом из которых крепят свечи. Танцоры держат дракона на деревянных шестах, а впереди человек с жемчужиной из красного шелка руководит танцем.

Гуандунский Ян Чжан в тексте «Карп превращается в дракона» живо и ярко описывает танец, в котором дракон сбрасывает кожу и превращается в карпа, публика видит, как рыба играет в водах а затем вновь становится драконом, после этого карп, во рту у которого огонь, перепрыгивает через драконовы врата. Если действо происходит днем, свечи на сочленениях тела дракона не зажигаются, поэтому ритм танца ускоряется, и он становится подобен бурной реке. Дракон извивается кольцами и взлетает.

На дорогах во время Юань Сяо сотни драконов выстраиваются в очереди, длиною до двух-трех ли. Каждый дракон несет с собой по 10 гонгов, и звук их разносится по всей Поднебесной.

Танец львов

Этот танец – обязательное действо на Празднике Фонарей - восходит ко времени Троецарствия. Как и танец с масками - фальшивыми лицами - он пришел с Запада. В эпоху Тан он стал популярен не только при дворе, но и в армии, и среди простого народа. Дуань Ань, описывая обычаи и нравы того времени, упоминает: «Есть игра пяти львов, каждый высотой больше одного чжана, окраской пяти цветов. 12 человек приводят в движение одного льва, они одевают цветную одежду, красным себе мажут лбы и танцуют под музыку. Они называются львиными богатырями».

Поэт Бо Цзюи о цирке Западной столицы пишет: «Селяне в масках изображают львов, блещут золотом подведенные глаза и перья летят около ушей, гривы и хвосты из шелка подобно песку текут на десять тысяч ли».

Традиционный танец львов исполняется по-разному, в зависимости от школы. Северная школа демонстрирует ловкость и силу боевых львов; согласно правилам южной школы львы имеют более миролюбивый характер. Северная школа. В маленьких львах танцует один человек, в больших львах действуют парами: один человек держит львиную голову, другой изображает движение хвоста. Одежда – цвета львиной шкуры, штаны из зеленого шелка и обувь с золотыми когтями. Сделан костюм так, что в нем нельзя различить фигуру человека. Танец сопровождается ударами гонгов и барабанов. Львы под руководством дрессировщика прыгают, кувыркаются, приседают, перепрыгивают через барьеры, поднимаются на высокие места, кланяются, кувыркаются на столах, катают мяч. Южная школа демонстрирует мирных львов – они играют с шелковым шаром, трясут гривой, демонстрируют свою красоту и грацию, облизывают друг другу шкуры. Центром южной школы является Гуандун, а также Сяосян на Юго-востоке. В основном под шкурой льва танцует один человек, хотя есть и парные танцы. Дрессировщик одет в длинный халат и подпоясан цветным платком, на голове его маска Будды, в руках он держит подсолнуховый веер. Львы с черными усами называются львы Лю Бэя, движения их собранные и грациозные. Красные львы танцуют, демонстрируют героическую силу и доблесть - таких львов называют львы Гуань Дуна. Львы с серо-белыми усами и грубыми, боевыми движениями называются львами Чжан Фея. Это имена главных героев романа «Троецарствие».

Хождение на ходулях

Этот вид циркового искусства древнего Китая появился еще во времена эпохи Чун Чу. На Юань Сяо представления на ходулях пользуются огромной популярностью у зрителей. Актеры одеваются в клоунские одежды, изображают самых разных персонажей – свах, даосских монахов, чиновников, дураков, героев народных опер. Они прыгают, танцуют, дерутся на мечах.

Раскрашенные сухие лодки

В этом представлении участвуют, в основном, женщины. Лодки при этом не настоящие: из бамбука и двух досок делается каркас, имитирующий форму лодки, он покрывается материей и привязывается к поясу женщины. В руках женщина держат весла. Она подпрыгивает, поет песни, и гребет. Иногда мужчины тоже участвуют в представлении, они одеваются лодочниками (но чаще клоунами) чтобы повеселить публику. Этот танец называется «гребля на сухих лодках, он очень широко распространен в Китае.

Загадки

Цай ген ни, или «угадывание фонарных загадок», представляет собой одну из литературных игр, популярных во время праздников и торжеств. Загадки-шарады содержат в себе смешные намеки, игру слов, метафоры, требуют знания классических текстов, романов и стихов. Впервые фонари с загадками появились в эпоху Чун Чу (седьмой век до нашей эры). В тексте У Линь Цзю Ши династии Южная Сун об этом говорится так: «Из шелка вырезают фонарь, на нем пишут стихи, иногда это шутка или метафора, например, рисуется человек, у которого спрятана голова, и в этом какой-то намек». В романе «Сон в красном тереме», есть несколько глав, посвященных отгадыванию загадок на празднике фонарей.

Обычай глядеть в колодец

Праздник Фонарей приходится на пятнадцатый день первого месяца нового года, когда ночное светило достигает своей сияющей полноты. Согласно преданию, если смотреть в воду в ночь на Юань Сяо, лицо станет белым и красивым. Поэтому девушки склоняются над колодцами, «стремясь красотой уподобиться Луне».

Рисовые шарики

На ЮаньСяо едят круглые рисовые шарики со сладкой начинкой. В наши дни это лакомство повсеместно распространено в Китае. А появилось оно во времена династии Сун. Эти тань юань, кругляшки в бульоне, плавают в чашке, символизируя полную Луну. Ван Бин так поэтизировал их: «В круглой чашке круглые сладости, полная Луна, съедаю их вместе с другими за круглым столом».

Опубликовано : 19.10.07 | Просмотров : 4722